• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости / Общество

Протоиерей Николай (Воскобойников): «Двери храма открыты для всех»

Протоиерей Николай (Воскобойников): «Двери храма открыты для всех»
28 февраля 2013

В Хельсинки больше 85 лет действуют два прихода Московского патриархата Русской православной церкви – Покровский и Свято-Никольский. Настоятель Свято-Никольского прихода, расположенного в хельсинкском районе Töölö, протоиерей Николай(Воскобойников) рассказал «Фонтанке.fi» о том, чем живут православные верующие в Финляндии, как различается отношение к религии в Финляндии и России и о том, когда в пригороде финской столицы появится новый православный храм.

В Хельсинки больше 85 лет действуют два прихода Московского патриархата Русской православной церкви – Покровский и Свято-Никольский. Настоятель Свято-Никольского прихода, расположенного в хельсинкском районе Töölö, протоиерей Николай (Воскобойников) рассказал «Фонтанке.fi» о том, чем живут православные верующие в Финляндии, как различается отношение к религии в Финляндии и России и о том, когда в пригороде финской столицы появится новый православный храм.

Протоиерей Николай (Воскобойников): «Двери храма открыты для всех»
-  Отец Николай, когда началась история Свято-Никольского прихода и что он представляет собой сегодня?

- Приход отсчитывает свою историю с 1926 года, когда в Хельсинки (Гельсингфорсе) возникло объединение православных русских людей, собиравшихся для молитвы, чтобы вместе отмечать христианские праздники по старому стилю в соответствии с древней церковной традицией. Единственной их ценностью была икона святителя Николая, перед которой они молились, и, когда они зарегистрировали свое объединение, оно получило название "Братство Святителя Николая". Отсюда пошло и название прихода – Свято-Никольский. Эту икону и сегодня можно увидеть в нашем храме. Датой своего основания приход считает 9 (22) мая 1927 года – она же является и храмовым престольным праздником прихода. В 1938 году был освящен Свято-Никольский храм, являющийся сегодня центром духовной жизни наших прихожан. Община росла довольно быстро и через десять лет после своего основания включала более 650 человек.

Сегодня у нас 2400 прихожан, в прошлом году к нам присоединились 240 человек. Это очень разные люди – есть природные финны, есть те, кто в разные годы переехал из России, в том числе по трудовой миграции, около 40% - представители смешанных российско-финских семей. Нас посещают также туристы, гостящие в Финляндии, – они едут на родину Деда Мороза и охотно заглядывают к нам, когда узнают, что здесь, в центре Хельсинки, действует православная церковь.

- На каких языках совершаются богослужения для столь разнообразной паствы?

- Основной язык, конечно же, церковнославянский. В дни крупных богослужений, таких, как пасхальное, молитвы и священнические возгласы ведутся на церковнославянском и финском, отдельные моменты – на шведском, украинском и греческом. Самым массовым, как правило, становится Рождественское богослужение, на которое приходят люди из разных стран.

- Вы упомянули о туристах. Часто ли они бывают в вашем храме?

- К нам периодически обращаются турфирмы, которые просят принять группы. Мы принимаем, показываем храм, рассказываем об истории прихода. Бывает и так, что наши соотечественники, прибывающие в Финляндию с целью туризма, приходят на богослужения. Но основная масса туристов, желающих  ознакомиться с православными храмами Хельсинки, конечно же, направляется в Успенский собор (крупнейший православный храм Северной Европы, принадлежащий Финляндской православной церкви, богослужения в нем ведутся преимущественно на финском языке. – Прим. "Фонтанки.fi").

- Случается ли, чтобы прибывающие в Финляндию туристы обращались в ваш храм с просьбой обвенчать их или окрестить ребенка? Нужны ли в таких случаях какие-то специальные документы или разрешения?

- Правильнее совершать эти таинства в том приходе, с которым человек соединен в своей повседневной жизни. Увы, в России такая связь для большинства людей была нарушена в 1917 году, когда было объявлено об отделении церкви от государства, и в последовавшие за этим десятилетия, поэтому тех, кто соединен тесными связями с каким-либо приходом, немного. В некоторых случаях мы идем навстречу таким просьбам. Конечно, в случае, если люди просят совершить для них таинство венчания, им нужно иметь документы, подтверждающие законность брака. То же касается и крещений – мы всегда интересуемся наличием документов, скрепленных светскими властями.

- Существует мнение о том, что Православная церковь за рубежом в большей степени, чем в России, сохранила дух религии и в меньшей степени подверглась влиянию светских обычаев, которое сегодня мешает некоторым верующим поддерживать связь с православными приходами. Так ли это, на ваш взгляд?

- Я не сторонник той точки зрения, что в России православие «хуже», чем за рубежом. Страдания, которых в ХХ веке немало выпало на долю Русской православной церкви, очищают сильнее, чем комфортная и сытая жизнь. Свой крест несли и приходы за рубежом, в том числе и в Финляндии. Общество постоянно развивается, и по мере этого развития может меняться отношение к религии, но вряд ли можно говорить, что по одну сторону границы православие лучше, чем по другую. В России, как мы уже говорили, повседневная связь людей с храмами была нарушена после 1917 года, здесь же, в Финляндии, во многом действуют те же правила и законы, которые определяли жизнь верующих во времена, когда эта страна входила в состав Российской империи.

- Видите ли вы какую-то разницу в отношении к религии у православных прихожан в России и в Финляндии? Приходилось, например, слышать, что финские прихожане, приходя в храм, молятся более истово, чем это бывает в российских церквах.

- В нашем Свято-Никольском храме, например, более домашняя обстановка, чем это можно создать в больших приходах в России. Многие знают друг друга и поэтому чувствуют себя свободнее. Общество здесь несколько иное, со своими устоями и традициями. Например, у нас в храме лежат ковры, и по ним могут ходить все. Я не знаю, где в России это есть. Но особой разницы в отношении к религии, наверное, нет.

- В современных спорах о религии нередко встречается такой термин, как «бабушкино православие», когда человека в церкви привлекает не столько духовная жизнь, сколько обрядовая, внешняя сторона – ходить на Пасху святить яйца и куличи, посещать богослужения по большим праздникам, при этом не будучи подлинно религиозным человеком. Можете ли вы оценить на примере своих прихожан, каких верующих сейчас больше и для чего люди приходят в храм?

- Степень интеграции людей в церковную общину различна.  Есть люди, живущие активной жизнью прихода, есть те, кого мы видим реже. К нам приходят люди с различным уровнем отношения к вере. Но только Господь может определить, насколько человек близок к Богу. Это ценно, когда человек приходит в божий храм, но что он хочет получить здесь, зависит от него самого. Мы не можем сказать, такой ли верующий близок к Богу или другой. Двери храма открыты для всех.

- За последний год Русская православная церковь неоднократно становилась не только объектом всеобщего внимания в связи со скандалами, напрямую не связанными с верой, но и объектом достаточно серьезной критики. Докатились ли отголоски этих скандалов до финских православных приходов Московского патриархата?

-  Процессы, происходящие в России, так или иначе влияют на жизнь наших приходов, но, по моим наблюдениям, процессы последнего года не так актуальны в Финляндии. Здесь другая религиозно-политическая ситуация. Провокаций в отношении нашего храма и его прихожан, связанных с «громкими» судебными процессами в России, у нас, к счастью, не было.

 - В прошлом году в хельсинкском районе Itäkeskus был заложен новый храм, который получил название Николо-Воскресенского. Он станет частью вашего прихода. Как продвигается его строительство и когда планируете первое богослужение в стенах новой церкви?

- В августе 2012 года приход заключил предварительный договор с возможным прорабом проекта и подготовил документы для официального начала строительства с 1 сентября 2012 года, однако неожиданно городская строительная комиссия не утвердила предложенную кандидатуру (в качестве прораба), и в сентябре 2012 года приходу пришлось начинать поиски ответственного  руководителя работ практически заново. 11 сентября мы подписали договор аренды земельного участка с муниципальными властями города Хельсинки сроком на 30 лет. Поскольку срок начала работ (22 сентября 2012 года) подходил к концу, а решения городской строительной комиссии не было, приход подал заявление о возможной отсрочке официального начала работ хотя бы на три месяца, и разрешение было продлено еще на два года. В соответствии с ним начало строительства разрешено не позднее 22 сентября 2014 года, окончание - до 22 сенября 2017 года. С Божьей помощью мы надеемся, что строительство начнется уже в этом году. Комплекс, который будет построен в районе Itäkeskus, включает три здания – храм, приходской дом (жилой корпус) и приходской центр.

По нашим подсчетам, на строительство храма и возведение стен до креста, без внутреннего убранства, потребуется 2–3 миллиона евро.

- Расскажите, пожалуйста, о себе, о том, как вы оказались в Финляндии и какова жизнь русского священника за рубежом?

- В Финляндию я попал 23 года назад. В то время здесь не хватало священника и регента (руководителя церковного хора). Я в те годы заканчивал Ленинградскую духовную академию и был помощником тогдашнего Ленинградского митрополита Алексия, будущего патриарха Московского и Всея Руси. Он был правящим архиереем этих приходов и предложил мне с моей супругой это место. Она с 1989 года дирижер хора Свято-Никольского храма. Я заступил на место священника, спустя десять лет меня избрали настоятелем прихода, это выборная должность. В России бываем довольно часто, шесть – десять раз в году. Обязательно поддерживаем связь со священноначалием, но в основном это частные визиты в родной город, который я очень люблю.

"Фонтанка.fi"

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.