• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости

Русская крепость, которая изменила финские Аланды

31 января 2013 г.

«Общераспространенным в Англии было убеждение, что Финляндия с энтузиазмом восстанет против России и таким образом воспользуется удобным случаем добиться воссоединения с Швецией... это было ошибкой», - писал британский адмирал Чарлз Непир. Впоследствии адмирал говорил, что действия его эскадры «имели последствием еще более тесное сближение Финляндии с Россией».Британский исследователь Бомарсунда Грэхем Робинс рассказал «Фонтанке.fi» о том, какое влияние «эра крепости» оказала на мирную жизнь и историю Финляндии, и как современные европейцы видят события полуторавековой давности.

«Общераспространенным в Англии было убеждение, что Финляндия с энтузиазмом восстанет против России и таким образом воспользуется удобным случаем добиться воссоединения с Швецией... это было ошибкой», - писал британский адмирал Чарлз Непир. Впоследствии адмирал говорил, что действия его эскадры «имели последствием еще более тесное сближение Финляндии с Россией».

Это одна из страниц Крымской, или Восточной, войны, 160-летие начала которой будет отмечаться в октябре 2013 года, и которая затронула Финляндию – в 1854-55 годах союзный англо-французский флот совершал рейды в Балтийское море, причем западные стратеги делали ставку в том числе на то, что жители молодого Великого княжества Финляндского будут помогать интервенции.

Однако историки свидетельствуют, что финны доказали в этой войне верность России.

Самым драматическим моментом военных действий на Балтике стала битва за крепость Бомарсунд на Аландских островах в августе 1854 года. После нескольких дней осады и интенсивных бомбардировок  крепость пала и была разрушена. Парижский мир 1856 года предписал России демилитаризовать Аланды, и этот статус острова сохраняют до сих пор.

Британский специалист по Бомарсунду, исследователь из Аландского музейного ведомства /Aland Museibyran,  руководитель группы по культурному наследию Аландского музейного ведомства  Грэхем Робинс рассказал «Фонтанке.fi» о том, какое влияние «эра крепости» оказала на мирную жизнь и историю Финляндии, и как современные европейцы видят события полуторавековой давности.


- Как известно, Аландские острова находились под властью Российской империи чуть больше века, с 1809 по 1917 годы. Можно ли сказать, что за это столетие русским удалось оказать серьезное влияние на жизнь этой провинции?

-Возможно, что автономии здесь не случилось бы, если бы ей не предшествовала история Бомарсунда.Своим разрушением Бомарсунд дал шанс Мариехамну, нынешней столице Аландской автономии, а наиболее конкретным политическим итогом существования крепости стала демилитаризация Аландов, которая остается в силе и в наши дни.

Крепость была местом, где люди молились на десяти языках. Помимо русских, исповедовавших православие, на Аландах появились мусульмане, большей частью из Чечни или приграничных с Турцией провинций, а также пленники, взятые в южных регионах. Офицеры-лютеране приезжали в гарнизон Бомарсунда не только из Финляндии, но и из балтийских провинций, поэтому в местной церкви три воскресенья в месяц совершали богослужения на шведском, как минимум раз в месяц – на финском и эстонском, раз в полтора месяца – на немецком, и даже на латышском –«по мере надобности». Из Польши сюда прибывали католики, а из разных концов империи – евреи.

Именно благодаря присутствию российских инженеров и архитекторов здесь узнали о стиле ампир, имевшем широкое распространение по всей России.     Крепость привлекала всех местных любителей роскошной жизни – всякий, у кого были хоть какие-то деньги, кто стремился следовать моде и т.д., так или иначе имел отношение к Бомарсунду. Через поставки для гарнизона аландцы знакомились со многими товарами класса люкс.

Наконец, присутствие на столь небольшом пространстве большого числа военных оказывало влияние и на частную жизнь аландцев. Судьбы довольно большого количества местных женщин были бы совершенно иными, если бы крепость не была построена. Местные источники сохранили нам дату первого межнационального брака, заключенного благодаря Бомарсунду – 28 февраля 1813 года дочь фермера из Финбю, Грета Лиса Йохансдоттер вышла замуж за счетовода местного полевого госпиталя Пантелея Тимофеевича Морозова. А в течение последовавших за этим сорока лет сотни аландских девушек стали женами российских военных.

- В прошлом году исполнилось 130 лет с момента начала строительства Бомарсундской крепости. Получается «эра крепости» о которой вы упомянули, началась в 1832 году...

- На самом деле, первые планы возведения оборонительных укреплений на Аландах разрабатывались с 1811 года  под руководством полковника Эриха Барклая-де-Толли, брата знаменитого маршала. В 1820 году результаты его работы были представлены великому князю Николаю Павловичу, посетившему Аланды. Тогда же, можно предположить, ему было доложено и о предложении построить Бомарсунд, как самый западный форпост для защиты Санкт-Петербурга и переднюю линию его обороны.

- Четырехдневная битва за Бомарсунд в августе 1854 года завершилась сдачей крепости и ее разрушением. Было ли это связано с какими-либо просчетами при ее строительстве и организации обороны?

- Бомарсундские укрепления были разрушены без особого труда многократно превосходившими силами противника. Но если в российских планах крепости и были какие-то слабые места, то они состояли не в том, что было построено, а в том, что построено не было. В течение двух предшествовавших десятилетий ресурсы на строительство постоянно сокращались, и вместе с ними сокращались надежды на то, что когда-нибудь удастся осуществить все разработанные при проектировании амбициозные планы.

Напомню, что объединенным франко-британским силам, насчитывавшим более 12 тысяч человек, противостояли в общей сложности 2050 защитников Бомарсунда.

Будь Бомарсунд достроен в полном соответствии с планами, это была бы одна из самых могущественных российских крепостей, гораздо более значительная, чем, например, Свеаборг близ Хельсинки, и могла бы приобрести такое же значение, как Севастополь. Да и средств на строительство Бомарсунда к 1854 году было потрачено достаточно, чтобы сделать потерю этой крепости болезненной для России.

- Среди защитников Бомарсунда было немало финнов, часть из них, будучи пленными, были вывезены в Великобританию, где 28 из них умерли в плену. В 1878 году в память о них по приказу императора Александра II был установлен монумент в графстве Суссекс. Однако, к моменту начала Крымской войны Финляндия еще достаточно недолго была частью Российской империи. Просчитывали ли союзники реакцию местного населения на иностранное вторжение? Что говорят об этом европейские историки?

-  Планируя этот поход, британские и французские стратеги надеялись, что интервенция вызовет национальный подъем у финнов, однако этого не произошло. Людей, мечтавших о воссоединении со Швецией, было не так много, а условия для создания независимого государства в Финляндии тогда еще не назрели.

Что касается отношения населения Аландских островов к появлению здесь британцев и французов, попробуем проиллюстрировать это на таком примере. После войны на Аланды прибыла комиссия во главе с сенатским секретарем Йоханом фон Борном, для расследования событий вокруг падения Бомарсунда. В своем весьма подробном рапорте по итогам следствия фон Борн разделил людей, уличенных в проступках перед властью, на шесть категорий. К категории «А» - «наихудших предателей» были отнесены те, кто «по доброй воле провел корабли неприятеля как лоцман, или же служил проводником неприятелю на суше». История сохранила имя местного фермера Юхана Гранлунда, который провел французских солдат самой короткой дорогой и даже помогал им найти свежих лошадей из числа казенных. Вдобавок был уличен в кражах имущества из разрушенной крепости.

В этом  фермер был совершенно не одинок. В рапорте фон Борна крупнейшей категорией стала категория «Д», к которой он отнес людей, которые «из Бомарсундской крепости взяли казенное имущество в свою собственность». В общей сложности, в «неподобающих связях» с противником были заподозрены около тысячи аландцев. Впоследствии все «военные преступники» были прощены, в том числе и Юхан Гранлунд, его потомки до сих пор владеют землей на Аландах.

Кстати, и у Севастопольской крепости были финские защитники. К началу Крымской войны в рядах росссийской армии служили 698 финских офицеров, и лишь немногие из них несли службу на территории Финляндии. Известно, что финны участвовали, например, в боях у Малахова кургана и в легендарной битве под Балаклавой 13 (25) октября 1854 года.

- Европейский проект, которым Вы руководили, был призван оценить возможности руин Бомарсундской крепости как туристического объекта. Но есть сведения, что первые туристы появились здесь чуть ли не сразу после окончания военных действий.Кто были эти туристы и как сложилась судьба крепости после Парижского мира 1856 года?

- Бомарсунд еще даже до своей гибели привлекал путешественников, главным образом, шведских. И вскоре после падения крепости здесь побывал пароход «Мотала» из Стокгольма со 140 пассажирами на борту. В их числе были художник Фриц Людвиг фон Дардел, мастер литографии Юхан Фридрих Мейер, немало журналистов. Со временем сюда стали ездить и русские, и в 1890-х годах здесь побывал даже российский царь (Александр III – прим. Фонтанки.фи) , но его скорее привлекала не историческая составляющая, а красота архипелага. С начала 1900-х годов руины крепости стали весьма популярным мотивом для почтовых открыток, и изображения разрушенного Бомарсунда стали широко известным пейзажем Аландов.

В наши дни руины Бомарсунда считаются одним из самых интересных и даже в определенной степени экзотических памятников старины на Аландах. Это место, где встречались люди со всех концов обширной Российской империи, где в воздухе витала танцевальная музыка, и в то же время – место, где сталкивались интересы великих держав, и, наконец,что немаловажно – место, где путешественник может получить удовольствие как от соприкосновения с историей, так и от наблюдения за красотой природы.

Как добраться:

Оптимальный способ для путешествующих по Финляндии на автомобиле - добраться до Аландских островов с помощью паромов Viking Line или Silja Line, отправляющихся из Хельсинки или Турку. Путь на машине от аландской столицы Мариехамна до Бомарсунда (в направлении острова Prasto) занимает около 30 минут. Для осмотра территории существует несколько площадок, есть указатели на английском и русском языках. Дополнительную информацию можно найти, используя ресурс http://www.visitaland.com.

По пути к Бомарсунду туристы могут осмотреть еще одну достопримечательность Аландских островов - старинный шведский королевский охотничий замок Кастерхолм.

"Фонтанка.fi"

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.